Студенческая история о настоящей дружбе

Эта маленькая студенческая история о настоящей дружбе, случилась в те давние, голодные, перестроечные времена, когда на двухмесячную стипендию можно было только сходить в кино, а после сеанса, в недорогом кафе, глотая слюну, накормить свою девушку салатом и ликером с мороженным. И все. В платных развлечениях наступал перерыв на два месяца…

Анатолий - студент третьего курса, еще в шесть вечера прибыл в Измайловский Парк и целый час крутился возле гудящего колеса обозрения. Обошел кругом, пересчитал кабинки и время полного круга. Людей было немного - будничный вечер, да и бойкий ветер, заигрывающий с моросящим дождиком, не способствовал ажиотажному веселью.
Толик купил билет, встал в очередь, но несколько раз выходил из нее и снова пристраивался в самый конец.
Наконец влез в кабинку, естественно один, ведь для всех остальных нормальных людей, верчение на чертовом колесе – это сугубо парно-интимное удовольствие.
Как только отъехал от земли, студент, не теряя времени изучил металлические перила, нашел хороший упор, снял с плеча маленький, но увесистый рюкзачок, и не вынимая из него гидравлический домкрат, стал выгибать железный уголок на ограждении. Под образовавшуюся горбинку всунул руку по самое плечо и для надежности поддомкратил нижнюю железку, чтобы у руки не оставалось никакого зазора и она сидела между прутьями как влитая…
Получилось.

Так-то не особо больно, но пошевелить и тем более вытащить руку уже невозможно.
Когда Толик, почти завершив круг, подлетал обратно к деревьям, он вдруг начал орать, как резанный.
Все колесо в ужасе притихло, а внизу, тревожную кабинку уже ждали испуганные аттракционные работники.
С первого взгляда на бедного воющего Толика, было видно, что его рука, а может и сама жизнь под большим вопросом.
Срочно вырубили колесо, обступили бедолагу и сквозь стоны выяснили, что этот идиот, проезжая мимо деревьев, хотел дотянуться и сорвать хренову веточку, но зацепился рукавом куртки и его втащило в ограждение по самую голову, аж вот железяки погнулись. Хорошо, хоть руку или бошку не оторвало.
Дотрагиваться больно, пальцы не работают, наверняка перелом, вроде закрытый…
Крикнули матюгальником в вечернее небо, что, мол все в порядке, оставайтесь на своих местах, нет повода для беспокойства, скоро поедем…
Прибежал слесарь с маленькой пилкой и ну давай юлозить возле Толикова носа.
Спустя минут десять, мужик хоть и вспотел, но все осознали бесперспективность его трудов. Побежали за подмогой и через некоторое время притащили болгарку и ведро с водой.
Тем временем подъехала скорая, а главное - наконец отыскали долгожданный удлинитель.
Искры, оглушающий рев, билетерша отвернув лицо обильно поливала водой пленную руку, чтобы не было ожога.
Минута, вторая, перила раскурочены, страждущий спасен и со своим рюкзачком перегружен на носилки, а чертово колесо опять двинулось по кругу.
Шоу должно продолжаться…

Три часа ночи. Общага.
Если бы комната Толика была бы не на первом, пришлось бы ночевать на улице. Последнее усилие и он наконец дома.
В комнате на Толика, с железными объятиями радостно набросился его лучший друг и по совместительству сосед по комнате - Андрей. Да так набросился, что, аж от пола оторвал. Толян на весу успел заметить на столе подушку и сказал уставшим голосом:
- Давай потом будем обниматься, а то я с утра не жрал…
Андрей аккуратно поставил друга на место, быстро убрал подушку с одеялом, под ними оказалась еще теплая сковородка с жаренной картошкой и колбасой.
Андрей:
- Я сам не хавал, тебя ждал до победного.
Толик, жадно накидываясь на картафан:
- Ну давай, рассказывай как все прошло? И откуда колбаса?
Андрей:
- Да, колбасу я у баб спер, не важно, а прошло все на сто баллов! Толян, я твой должник по гроб жизни. Ты человек. А что ты так поздно?
Толик:
- Да пока рентген, пока то, се, а как узнали, что перелома нет, хотели в ментовку сдать, потом плюнули и отпустили. Я же пешком пришел. Давай, ты рассказывай.
Андрей:
- Все получилось - Алена меня простила и теперь мы снова вместе! И шампанское пригодилось. После всего она призналась, что сначала просто согласилась пять минут меня выслушать, чтобы в конце сказать – «Бог простит» и расстаться навсегда. А тут такое…
Она же высоты до смерти боится, прижалась ко мне, вся дрожит. Мы пили шампанское и целовались. Это были лучшие полчаса моей жизни.
Кстати Алена передавала тебе и твоей Гале большой привет и позвала всех, всех, всех в субботу к себе на дачу на юбилей отца.
Буду знакомиться с родителями. Одно хреново – на подарок денег ни копейки…

Толик с набитым ртом:
- Фигня, у ее бати вроде «Волга», так давай ему домкрат подарим, у нас же и коробка от него осталась…